Автор Тема: Семь Сестер  (Прочитано 3040 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Soul_Tear

  • Мастер Теней
  • Сообщений: 4730
Семь Сестер
« : 12 Ноября 2012 14:30:33 »
Выкладываю недописанный черновик "Семь Сестер" по одноименной ФМ. Я решил, что на жестком диске он в конце концов пропадет, поэтому лучше пусть хранится здесь.

Важно: ценителям качественной литературы не рекомендуется к прочтению. Так как это любительский фанфик.

Тем же, кто отважится прочесть сей опус, поясню, к некоторым сценам я приложил иллюстрации, во-первых, чтобы компенсировать небогатый язык текста, во-вторых с картинками веселее. :)

Текст делится на две части: первые две законченные главы и зарисовки оставшегося рассказа в виде фанфика. Предупреждаю, что после второй главы, текст может стать совершенно непонятеным.

Замечания по ошибкам не принимаются, так как проект закрыт.



Автор Soul Tear
По мотивам ФМ Леди Ровены
Основано на переводе Dark Fate Team




СЕМЬ СЕСТЕР

НОЧЬ I

Глава 1

Близится время, когда взойдет
в небе красная луна.
И столкнутся люди с безумием,
коего не знали прежде.
Брат убьет брата.
Всякая мать уничтожит чад своих.
И когда свершится сие, знайте,
грядет Эпоха Хаоса.
Пророчества Телесиуса, Часть II


Прошло несколько месяцев после «кражи» невесты для Бассо у Леди Рамфорт. Бассо женился на Дженивер, и они свили гнездышко где-то в Восточном Фординге, тихом местечке неподалеку от Города, где Бассо перешел на честный бизнес, открыв замочную лавку.
С тех пор Бассо и Гарретт не виделись, то ли из-за расстояния, отделяющего старых добрых коллег, то ли из-за постоянной «занятости» последнего.
Как-то вечером, растянувшись в кресле в своей небольшой темной комнатушке при одной свече, Гарретт вновь вспоминал эту историю, с ухмылкой побалтывая вино в бокале.
Вечер выдался самый обычный, из той породы вечеров, когда приходилось торчать дома с парой бутылок трофейного красного, изучая «одолженные» у Хранителей пророчества, листая «найденные» в библиотеках пузатых лордов оригиналы мастеров пера прошлого или рассматривая фантастические изгибы обнаженных красавиц с цветных гравюр в свежем ежемесячнике «Благородных Дев».
Именно так последнюю пару недель только и приходилось сидеть да пропивать награбленное, а потом во что бы то ни стало пытаться попасть из лука по флигелю соседнего дома.
И вдруг случилось то, что случалось не так часто, но обычно предвещало какое-нибудь интересное и запутанное дельце. Неожиданно в дверь настойчиво, но несильно забарабанили, и послышался приглушенный писклявый голос мальчишки.
 


Это была не работа. Мальчишка-оборванец принес незатейливое приглашение от Бассо и Дженивер погостить у них денек другой, отдохнуть да повеселиться.
Спрятав кинжал, Гарретт отсчитал отважному почтальону пару монет и, заперев дверь, вернулся в скрипучее кресло, чтобы таки найти какой-нибудь подвох в словах приятеля.
"Гарретт,
Дженивер и я с нетерпением ждем тебя в гости. Непременно приходи к Карнавалу. Его собираются провести в ближайшие 20 дней. Уверяю, мы отлично проведем время!
Жду не дождусь снова увидеть тебя, дружище. Я частенько вспоминаю старые добрые деньки, когда мы тесно работали бок о бок и, конечно же, тот безумный заплыв в Крагслефте. И да, Гарретт, будь так добр, оставь свои "рабочие инструменты" дома... давай-ка просто хорошенько повеселимся!
Твои любящие друзья,
Дженивер и Бассо.
P.S. Недавно в городе засекли пару случаев чумы, и городской совет ввел комендантский час. Ничего серьезного, и, скорее всего, через несколько дней все это закончится, но на всякий случай к письму я кладу  план нашего дома.
Под городской стеной есть тайный ход, раньше им пользовались контрабандисты, а сейчас там все заросло. Ты наверняка найдешь его без особых трудов. Ход ведет в старую пещеру, а она прямо в мой сарай. Так что ты попадешь в город незамеченным."

То ли потому что прежде никто не приглашал Гарретта в гости ради обычного человеческого веселья, то ли потому что вору не терпелось поскорее выбраться из затянувшегося «отпуска», но сразу же после прочтения письма и завершения дел с бутылкой он принялся собираться в дорогу и уже на следующий день отправился в путь.
Повышенная осторожность вечно разыскиваемого вора и приобретенное еще в детстве недоверие к людям всех мастей отговорили Гарретта от использования крытых экипажей. А о мысли взять лошадь тоже и речи быть не могло. С этими друзьями у Гарретта как-то сразу не заладилось, но он никогда не собирался этого признавать, самоуверенно считая, что в его деле всегда нужно оставаться в форме. Поэтому он отправился в путь на своих двоих.
Гарретт покинул город ранним утром, пока улицы были пусты от прохожих, а редкие стражники слишком сонливы, чтобы хранить бдительность.
Вор двигался поодаль от дороги, дабы не привлекать к себе лишнего внимания, обычным размеренным шагом, в комфортной тени старых развесистых буков. Иногда мимо, не спеша, поскрипывая, проезжала какая-нибудь телега, вероятно, спешащая на базар.
Через несколько миль пути за деревьями показались пара одноэтажных деревянных построек и каменное двухэтажное здание.



(http://justindevenish.deviantart.com/art/Tavern-212455271)

– Таверна – это то, что мне сейчас нужно. Уверен, в этих краях едва ли кому-то есть дело до городского вора.
Возле таверны стояли две запряженные повозки. На вывеске красовался наспех намалеванный каким-то любителем путник с кружкой эля в руке, а над ним значилось: «Споткнувшийся Странник».
Убедившись, что внутри нет ни кого, хотя бы отдаленно напоминающего представителей любых властей, Гарретт прошел к стойке и заказал свое стандартное – хорошо зажаренный олений окорок с овощами и эль.
Разместившись в уголке напротив входа, у двери на кухню, Гарретт еще раз осмотрел постояльцев. Публика была что надо – ни к чему не обязывающая. Фермеры и горожане ели, пили да травили байки. В свой единственный выходной и перед новой трудовой неделей народ рассчитывал хорошенько расслабиться, уже с утра щедро заливая в нутро пинты эля.
Официантка оказалась по совместительству еще и жрицей любви, деликатно предложив свои услуги, расставляя тарелки перед Гарреттом.
Пока тот разбирался с едой, в таверну зашел дородный краснощекий мужчина в просторной рубахе и с черными пышными усами. А поскольку единственный, более менее свободный столик принадлежал Гарретту, то он направился прямехонько к нему.
Почувствовав дискомфорт от присутствия нежданного гостя, к тому же напрочь загородившего своей широкой спиной вход в таверну, Гарретт все же разделил с ним место.
Мужчина не остался в долгу. Едва кружка Гарретта опустела, он заказал ему еще, а заодно и бараньего жаркого. Впрочем, на безобидном жесте благодарности дело не закончилось, и Гарретт был вынужден принять еще один подарок, а потом и еще один. Собеседник был чрезмерно разговорчив и весел, даже не смотря на немногословность Гарретта. Эль свой он впитывал словно губка воду, в один присест. И после каждой следующей кружки начинал новую байку про Труарта, Хаммеритов или Механистов.
В какой-то момент Гарретт поймал себя на мысли, что рьяно спорит с лучшим знатоком городских слухов и сплетен. А еще через некоторое время с удивлением обнаружил, что поглаживает округлые бедра Катрины, хорошенькой молодой официанточки, совершенно мистическим образом оказавшейся у него на коленях.


 
(http://hunqwert.deviantart.com/art/Tavern-187063021)


Очнулся Гарретт уже в открытой покачивающейся повозке, под скрип колес и пение утренних птиц, и немного приподнявшись, огляделся.
Свежий утренний воздух был как нельзя кстати после бурной ночи. Его компаньон молчал, сосредоточившись на дороге, но, услышав позади себя возню, обернулся и снова повеселел, приветствуя своего собутыльника.
– Ага, почти приехали! – бордо произнес он, как будто на кануне не принял ни капли.
– Ох, – с трудом выдавил из себя Гарретт. – Хорошо, тогда я еще немножко поваляюсь.
Гарретт распрощался с новым другом недалеко от городской стены, сказав, что желает немного пройтись перед прибытием в город.
Лазейку контрабандистов он нашел довольно быстро, правда, не сразу смог пролезть в сильно заросшую травой расщелину. Между густыми зарослями кустарника и высокими каменными глыбами он разыскал полу горизонтальный вход в темную пещеру.
– Наверное, не слоило так буквально понимать предложение Бассо оставить снаряжение дома. – Гарретт с подозрением, но безуспешно, пытался разглядеть хоть что-нибудь во мраке. – Пара осветительных шашек сейчас бы не помешали…
Уповая на то, что Бассо обо всем позаботился, Гарретт, наконец, решился туда залезть.
Не нащупав ногой опору для следующего шага, он прыгнул вниз, будучи совершенно уверенным, что дно где-то рядом. И вдруг… очутился под водой.


Глава 2


– Проклятье! – выругался Гарретт, вынырнув из застоявшейся воды, и поспешно поплыл к тускло освещенному туннелю. – Все, моему выходному прикиду конец. Надеюсь, Дженивер умеет не только мило улыбаться, и сможет все это отстирать, в противном случае медвежатнику придется раскошелиться мне на новый наряд.
Выбравшись из бассейна в небольшой выложенный камнями коридор, Гарретт вылил воду из сапог и выжал плащ.
На счастье рядом с лестницей стоял зажженный фонарь с почти догоревшей толстой свечкой. Взяв его, Гарретт, кряхтя и капая на каменный пол, полез наверх.
Сарай вывел в тихий закрытый дворик и к черному ходу дома Бассо. Где-то за стенами лаяла собака. С соседней улицы доносились неразборчивые, но напряженные голоса.
Дверь была открыта.
– Тук-тук, а вот и я, – протянул Гарретт в коридор. – Эй, Бассо, хватай швабру и тряпки, пока твое уютное гнездышко окончательно не превратилось в болото.



(http://etwoo.deviantart.com/art/Hall-164669791)

Гарретт прохлюпал на кухню и при виде опрокинутых стульев и разбитых тарелок  многозначительно свистнул.
– Поэтому я и не женюсь, – ухмыльнулся он, осматривая поле боя.
Не спеша, проскрипев и чмокая по глиняным осколкам к кухонному шкафу, он по-хозяйски взял непочатую бутылку хорошего красного вина.
– А, старина, Бассо то, живет на широкую ногу, не то, что я. Хм… – Гарретт с нетерпением оглядел пол. – Точно!
Подняв оббитый бокал, Гарретт поспешно наполнил его и сделал несколько добрых глотков.
– Ах! – удовлетворенно выдохнул он. – А это что здесь... – с любопытством произнес Гарретт, заметив на краю стола записку. – Бьюсь об заклад, виной всему именно эта безобидная бумажка: женщины такие недоверчивые, когда дело касается всяких бумажек.
Допив вино, Гарретт отправился наверх.
– Эй, есть кто дома?
Однако ни в спальне, ни в гостевой никого не оказалось.
– Заходите – берите, что хотите…
Вернувшись на кухню, он полез по тумбочкам и полкам в поисках чего-нибудь съестного. Неожиданно снизу донесся приглушенный стук.
Гарретт поспешно отрезал кусок копченой грудинки, положил на хлеб и прошел по коридору в холл, ведущий к лавке Бассо и в подвал. В лавке было темно, и Гарретт спустился по лестнице.
– Да-да, весь в домашних хлопотах, что и друга встретить некогда, – весело произнес Гарретт, увидев свет в генераторной. – Ау? Где твоя толстая задница?
К его удивлению решетка внутрь оказалась закрыта на задвижку. Гарретт хотел было отодвинуть ее, как вдруг из-за угла выпрыгнула Дженивер и бросилась на него, со всей силы ударившись о железную решетку. Она застряла между прутьями, пытаясь дотянуться напрягшимися пальцами до обалдевшего лица Гарретта. Глаза Дженивер были налиты кровью и она рычала словно дикий зверь.
– И тебе привет… Я смотрю у вас все куда серьезнее, чем я полагал. Наверное, я зашел не в самое удачное время… Что ж извини... Кстати, не видела Бассо?
Но в ответ Дженивер брызнула слюной, переполнявшей ее рот, и зарычала. Гарретт шарахнулся и, спотыкаясь, побежал обратно наверх.
Он закрыл дверь в кухню и в полной растерянности уселся на стул. Дженивер еще минут десять продолжала яростно реветь и стучать решеткой, пока не воцарилась тишина.
Гарретт вновь наполнил бокал, и с тревогой взял записку.
Его самые худшие ожидания подтвердились. В городе что-то произошло, и это были отнюдь не локальные случаи чумы, о которых Бассо говорил в приглашении.
На город обрушилась странная эпидемия, и теперь там не весть что творилось.
Из дома Гарретт до сих пор ничего подозрительного не слышал и не видел. Но теперь ему было не по себе. Он осторожно подошел к окну и одернул занавеску. На пустынной улице было тихо, и, пожалуй, даже слишком тихо для такого времени суток. Гарретт вернулся на место и продолжил читать записку.
Странная болезнь коснулась и Дженивер. Ей стало плохо, когда они с Бассо собирались завтракать, а потом внезапно она набросилась на него, словно бешеная собака, и бедняге ничего не оставалось, кроме как запереть ее в подвале. Неясно, почему он не закрыл ее на ключ, ведь задвижку можно было открыть и с другой стороны.
Заперев дом, Бассо побежал за доктором, но оставил Гарретту немного снаряжения на крайний случай и просил не рисковать зря. Власти города объявили чрезвычайное положение. Улицы кишили стражей и ворьем. За любое перемещение по городу можно было заплатить жизнью. Но Бассо говорил, что имел связи в страже, поэтому не побоялся выйти. Он также предложил Гарретту, зная его характер, встретиться с ним у доктора Нокса, с которым Бассо был хорошо знаком.
Снаряжение и карту города, с отмеченным на ней домом доктора, Бассо оставил в комнате Гарретта. К сожалению, ничего путного среди найденных Гарреттом безделушек здесь не оказалось, к тому же единственным оружием была дубинка, предназначавшаяся по просьбе Бассо для защиты Дженивер на случай вторжения мародеров.
Оставались еще инструменты в сарае и кухонные приборы, но топор был слишком громоздким, а ножи против мечников смешны.
В общем-то, еще Бассо упомянул о своем соседе кузнеце, к которому можно было попасть через коллекторы из генераторной, но сложность заключалась в том, что ее дверь была закрыта, а ключ лежал за кирпичом с другой стороны. Конечно, можно было попытаться открыть дверь оставленными Бассо отмычками, но тогда нужно будет что-то сделать с Дженивер, а Бассо особенно предупреждал, чтобы с ней ничего не случилось.
Пока снаружи было тихо, Гарретт не стал беспокоиться об этом, но на самый крайний случай решил, что выманит Дженивер из подвала и запрет во внутреннем дворе.
Почти весь день Гарретт провел в доме. Однако скучать ему не пришлось.
Мысли и тревоги переполняли его сущность. Он лежал на своей кровати в одежде и сапогах, одолженных у Бассо, с дубинкой в руке за занавешенными окнами и прислушивался.
На счастье, Дженивер вела себя почти тихо. Лишь изредка снизу доносились резкие стуки, и Гарретт вздрагивал, с силой сжимая дубинку, но потом снова все надолго затихало. Он не заметил, как уснул.
Когда Гарретт открыл глаза, смутные очертания комнаты едва различались в сумерках. С улицы доносились напряженные голоса. Гарретт подошел к окну и осторожно выглянул из-за занавески.
В свете тусклых факелов внизу толпилось человек пятнадцать стражников с мечами, топорами и луками. Они быстро расхаживали кругами и возбужденно переговаривались. В остальном было спокойно, но атмосфера царила напряженная.



(http://kethryn.deviantart.com/art/The-Night-Watch-99766765)

Вооруженная группа мужчин под окнами действовала на нервы вору. В такой ситуации как эта мастер-вору попадаться страже на глаза особенно опасно.
Тишина в чужом доме угнетала. И еще Дженивер в подвале… Но хуже всего, Бассо до сих пор не вернулся. Нужно было срочно идти к доктору Ноксу.
Не включая света, Гарретт зашел в лавку Бассо и на корточках вдоль прилавка прокрался к окну. Выйти на улицу отсюда было довольно рискованным. Стражники стояли в двадцати шагах от входа, но не у всех были факелы, да и горели они слишком тускло. Непременно нужно было очень осторожно проскользнуть вдоль стены слева, и скрыться в каком-нибудь переулке. Но, сперва, следовало сделать разведку.
Гарретт просидел у окна около получаса, внимательно следя за стражниками и прислушиваясь к их разговорам.
Неожиданно послышались грозные крики и началась суматоха. Стража толпой бросилась куда-то вправо от лавки. Не теряя времени, Гарретт отпер дверь и скользнул на темную улицу. Словно по волшебству сразу же за углом лавки оказался узкий черный проем между домами.
С другого конца недлинной улицы громыхала разъяренная ругань и нечеловеческий рев. Гарретт видел только мелькающие тусклые огни и блики на обнаженных мечах.
Вдруг рев донесся уже совсем поблизости, и Гарретт стремительно нырнул в проем.
Из-за дома выбежал одержимый мужчина в пижаме. Заметив толпу, он бросился к ней. Подбежавшего к нему стражника с мечом он сшиб, словно крупный зверь, набросился сверху и, не прекращая реветь, принялся избивать обеими руками. Другие стражники сходу изрубили нападавшего и с осторожностью двинулись в сторону Гарретта. Стражник, на которого напали лежал без сознания.
Гарретт обошел дом и оказался в узком переулке.
– М-м, – произнес он, потягивая носом запах шашлыка. – Похоже, начинает подгорать…
Гарретт быстро зашагал по переулку, ища любые укрытия, но все двери и окна были наглухо заперты.
Топающие шаги и возбужденные голоса позади приближались, а в конце переулка стояло сильное задымление.



(http://kairosis.deviantart.com/art/Guards-122897511)


Окно второго этажа соседнего дома было открыто. Если бы не стражники на хвосте, можно было попробовать забраться на балкон над вывеской молочной лавки, а оттуда и прыгнуть в соседнее окно.
Мгновенно оценив ситуацию, Гарретт спрятался в нише дверного проема лавки, прижавшись к двери, и не глядя на замочную скважину, уверенно вонзил в нее отмычку.
Замок оказался не из самых простых, но Гарретт чувствовал его, как чувствовал собственную руку. Не прошло и десяти секунд, как замок поддался, и дверь утонула в темном помещении. Гарретт поспешно шагнул внутрь и, едва закрыл ее, как голову словно пронзила молния, и он свалился на пол. 
Очнулся он сидящим на полу, со связанными руками и ногами. На старой бочке рядом стоял тусклый фонарь, подсказавший, что это место было подвалом. Где-то в трубах шумела вода, а из-за деревянной двери справа доносились почти непрерывные глухие стуки.
Ситуация одновременно и огорчала, и радовала. С одной стороны, Гарретт был схвачен и связан, однако он был жив, чего с ним уж точно бы не случилось, попадись он стражникам.
Он просидел так час или более, прислушиваясь к странным звукам по соседству, пока дверь наверху не заскрипела и на лестнице не появилась полноватая женщина с чепчике и со скалкой.
– Очнулся, значит… – она серьезно смотрела на пленника. – Пользуешься случаем, пока другие страдают…
– Послушайте, мэм, – начал Гарретт. – Я не собирался вас грабить…
– Да неужели? А как, интересно узнать, ты попал в мою лавку? Да и весь твой вид говорит о том, что ты из воров.
– Право, мэм, не стоит беспокоиться о моем виде. Нынче в моде темные тона и кожаные ремни… Послушайте, я не местный, я прибыл из Города сегодня утром и внезапно оказался втянутым во все это безобразие.
Женщина присела на табурет напротив и отстраненно посмотрела Гарретту в глаза  Гарретта, делая вид, что слушает, хотя больше ее явно волновало то, что происходило за деревянной дверью.
– …Я вышел на улицу, чтобы разыскать своего друга Бассо. Может, вы слышали о таком? Его лавка здесь поблизости. А потом пытался скрыться от стражников…
– Ну, а отмычки тебе зачем?
– Отмычки – мои вторые пальцы, они не отделимы от меня, как звезды от неба… Да, я именно тот, кто всегда ходит с отмычками, но, клянусь, мэм, я не собирался вас грабить, я не головорез, и не мародер. Поверьте мне.
После небольшой паузы женщина тихо произнесла:
– Да, я знаю Бассо и Дженивер. Они хорошие люди. И это Бассо изготовил замок, который ты взломал.
– …
Женщина посмотрела на дверь, из-за которой доносились стуки.
– Эта эпидемия в городе… Она коснулась и нас. Мой муж заболел, и мне пришлось его спрятать здесь, чтобы не дай Строитель, его не обнаружили власти, и не убили. Но это незаразно. Болезнь приходит случайно, никогда не знаешь, кто заразиться следующим.
– Мэм, мне очень жаль, что так вышло с вашим мужем. Но Бассо перед моим уходом отправился к доктору Ноксу, и я собирался пойти за ним. Может быть доктор, что-нибудь придумает.
– Доктор Нокс… он тоже нужен мне. Но я боюсь оставлять детей, а сам он, вероятно, слишком занят, чтобы обойти каждый дом в районе в такое смутное время. Если, конечно, вообще ужасная болезнь не поразила и его...
– Послушайте, мэм, если вы отпустите меня, я проберусь к доктору и узнаю, что смогу, об исцелении.
– Ах да… Погоди, я развяжу тебя… Я не собиралась держать тебя в плену... Только, вряд ли у тебя что-то получится. Дом доктора не то, что моя лавка, стоит на главной улице, прямо напротив участка Городской Стражи. Даже будь ты хоть трижды невидимым, едва ли достигнешь его дома. Посты и палатки стражников расставлены по всем улицам, чтобы блокировать передвижение одержимых и мародеров, поэтому последние бесчинствуют в переулках и внутренних дворах; круглые сутки горят факелы, и надрессированные псы сидят у каждой приличной лавки.
– В ваших словах немного оптимизма.
– О нет, если есть хотя бы малейший шанс излечить моего мужа, я не упущу его. Но сейчас все слишком безнадежно. Впрочем, есть еще один путь, через канализацию. Обычно подвалы больших домов и некоторых лавок имеют выход в коллекторы.
– Что ж, тогда не вижу никаких проблем. Мне уже не впервой приходилось спускаться под город.
Женщина улыбнулась.
– Я должна была сразу догадаться. Только, к сожалению, наш подвал самый обычный. Но в доме судьи Фоули, том, что напротив, точно есть дверь в коллекторы. Мне приходилось доставлять заказы к ним несколько раз. Не знаю, как ты попадешь в дом, но думаю, для тебя это не сложнее, чем для меня сделать сыр… В общем, в коридоре у них есть лифт, он как раз ведет в подвал. Одна из дверей выходит в коллекторы.
– Спасибо, мэм. Тогда я пойду.
– Сомневаюсь, что стражники патрулируют в коллекторах, но ворье и прочие отбросы непременно пользуются ими, чтобы проникать в дома снизу.
– Предоставьте это мне, – с легкой улыбкой произнес Гарретт.
Женщина с тревогой и надеждой посмотрела ему в глаза.
– Твоя правда... Удачи. Если у тебя получиться увидеться с доктором и принести мне какое-нибудь лекарство, я буду очень благодарна.
Гарретт осторожно выбрался на темную улицу и прислушался. Где-то за домами слышались суровые мужские голоса и нехороший смех. В воздухе стоял отвратительный запах гари, но дым почти рассеялся.
Окно соседнего дома судьи было по-прежнему открыто, и теперь ничто не мешало забраться туда.
Гарретт встал на ящики у стены, подтянулся на перекладине вывески, закинул ногу на погасший фонарь над дверью и, ловко оттолкнувшись, ухватился за ограждение балкона.
Внезапно сквозь мрак переулка прорезались пара хриплых низких голосов. Гарретт быстро подтянулся и, спрыгнув на площадку балкона, замер.
Внизу двигались две темные фигуры в капюшонах, переговариваясь в полголоса. Как назло они остановились прямо возле лавки и попробовали дверь.
Гарретт запрещал себе быть сентиментальным, но снова и снова судьба вынуждала его сострадать невинным окружающим людям. И глядя на этих бесчестных подонков, представляя молочницу со вспоротым животом и ее парализованных ужасом детей, руки сами схватили тяжелый глиняный горшок с фикусом. Когда же в голове мелькнула мысль о Балансе и Хранителях, он яростно поднял свое оружие над головой, уже готовя обрушить смертоносный снаряд на это отребье. Но вдруг они, неуверенно выругавшись, торопливо зашагали прочь и растворились за темными стенами. Сейчас Строитель смилостивился над бедной семьей, послав ей не матерых головорезов, а криворуких новичков, легкомысленных тунеядцев, желающих под шумок наполнить карманы быстрыми деньгами. Такие обычно не доживают до следующего утра.
Забравшись на борт балкона, Гарретт легко, словно кошка, прыгнул на широкий подоконник соседнего дома, не задев ни одного горшка с заморскими уветами, и скользнул внутрь.
В сумрачном коридоре различалось едва уловимое жужжание слабо горящего газового светильника. Лифт находился совсем рядом, в углу слева. Но Гарретт все же решил прогуляться, все-таки не часто ему приходилось посещать дома судей.
На другом конце коридора располагались две украшенных изысканной резьбой двери. Вероятно, здесь покои или кабинет судьи. Изнутри не доносилось ни звука, и Гарретт осторожно повернул ручку ближней двери. Из темной комнаты потянуло спертым воздухом. Сквозь сумерки довольно отчетливо вырисовывался человеческий силуэт, зависший под потолком
– Надеюсь, я не помешал… – Гарретт поискал выключатель на стене.
Судья был мертв. Повесился. Люди подобного склада, к сожалению, совершенно не приспособлены ко всякого рода незапланированным инцидентам, вроде тотальной эпидемии.
 – Я непременно помяну тебя, дружище, – задумчиво произнес Гарретт, взвешивая на ладони увесистый кошелек судьи. – Ладно, передавай привет Строителю, а мне надо идти.
Небольшая компенсация за моральный ущерб немного взбодрила вора: так или иначе, а теперь на кону лежала не только жизнь Бассо, но и вполне честно заработанный аванс.
Гарретт вернулся к лифту и с недоверием нажал на красную кнопку. Где-то внизу протяжно и глухо застонал мотор, подъемная площадка нервно дернулась, слегка клацнув металлом и, не спеша, двинулась вниз.
Пройдя мрак первого этажа, лифт оказался в хорошо освещенном электрическим фонарем подвале. Гарретт прикрыл глаза ладонью, привыкая к свету, и осмотрелся.
Ряды стеллажей с винными бутылками, две дубовые двери и облезлая кошка, хитрым образом проникшая внутрь.
Обе двери легко поддались отмычкам. За одной из них находилась небольшая кладовка с особо ценными винами. Едва Гарретт отпер дверь, кошка тотчас нырнула туда. Похоже, животное тоже чувствовало напряженную атмосферу.
Покинув подвал, Гарретт отправился в коллекторы. Он точно знал, что бы там его не ждало впереди, он разыщет и Бассо, и доктора…


Глава 3

<…>
– В третьем томе своих Пророчеств Телесиус подробно рассказывает о проклятье Семи Сестер.
Сестры скрываются в тени людской, покуда не решат объявить себя.
Они могут оказаться посудомойками, или знатными девицами, вашей соседкой, либо даже собственной вашей матерью или женой! Любая женщина может стать одной из Семи Сестер.
Шесть Сестер связаны со стихиями природы, из коих черпают они свою злую энергию: Огнем, Воздухом, Водой, и Землей.
Сестры очень сильны, и влиятельны. Но, тем не менее, они остаются простыми смертными.
Каждая из них имеет могучий амулет в форме сердца, в коем заключается их сущность. Сущность оная передана будет любой женщине, что носит его.
Это значит, что нам необходимо заполучить амулеты, чтобы уничтожить их, только так можно разрушить злые чары проклятья.
Амулеты можно уничтожить в тайном святилище. Я пока тебе, как туда попасть.
Но это еще не все. В течение семи лет Шесть Сестёр ожидают Седьмую, самую сильную Сестру. И если воссоединятся они, сила их превзойдет всякое воображение. Однако и тогда шанс справиться с ними небольшой но есть.
Логово седьмой сестры – за Порталом Хаоса. Шесть ключей потребуется, чтобы открыть его. Каждая из  шести сестер владеет одним из этих ключей.
Седьмая сестра – самая сильная из всех. Ни один человек не сможет нанести ей урон. И лишь твари, из которых извлекает она свою силу, смогут навредить ей.
Ее амулет можно уничтожить только после ее смерти. Надобно бросить его в пламень, что струится из внутренностей земли.
И тогда вернется в мир баланс, и завершится Эпоха Хаоса.
– Эти пророчества преследуют меня... - пробурчал Гарретт и поморщился.
В глазах Мальтуса появилось удивление.
– Есть те, кто помогут тебе. – Он пристально смотрел на Гарретта, взгляд его был преисполнен надежды. – Уже несколько дней мы с братьями следим за ведьмой. У нас есть шпион. Молодой механист, которому мне почти по случайности удалось показать старые тексы и другие доказательства причастности его хозяйки к страшному заговору. Есть и другие люди, заслуживающие доверия. Но ни мы, ни они, не способны справится с ведьмой. Поэтому я умоляю тебя, мастер-вор, помоги отчистить землю от проклятья. Я не собираюсь  утомлять тебя преданиями и доводами. У меня есть кое-что более значимое. Уверен, это тебя непременно заинтересует.

<…>
– Гарретт… – донесся приглушенный голос из темного угла, где Гарретт мог поклясться еще пол минуты назад никого не было. Хранители снова нашли его…
– А ты еще здесь откуда взялся…
– Ты же знаешь… Послушай, Гарретт, все слишком серьезно и у нас мало времени. Ты должен остановить эпидемию.
– По-твоему, я похож лекаря?
– Это не обычная эпидемия, Гарретт. Вирус распространяется не через кровь, а через сознание, завладевая сначала душой, а потом и телом. Все это действие древнего проклятья Семи Сестер. Меня послали к тебе, чтобы ввести в курс дела. В настоящее время Хранителям удается сдерживать распространение проклятья за пределы Фординга, но наших сил недостаточно, чтобы делать это все время.

<…>
Проникнуть в такой хорошо охраняемый комплекс механистов смог бы и мальчишка. По крайне мере так подумал Гарретт, выжимая мокрую одежду, после очередного заплыва в сточной трубе. К великой удаче он оказался рядом с тюрьмой и генераторной. Сначала обесточил этаж, а затем прокрался к Бассо. Надзиратель сладко похрапывал на покосившемся стуле, заслонив вытянутыми ногами узкий коридор. Но для страховки получил блэкджкеком в темя.
Единственный заключенный находился в самой дальней камере.
– Эй, толстяк, просыпайся! Сейчас я из тебя всю дурь вытряхну! Клянусь Строителем ты у меня заговоришь, – к последним словам, не выдержав серьезности, Гарретт расхохотался, глядя на съежившегося в углу Бассо, обхватившего колени руками.
– Поклятье, Гарретт, это ты! Как ты сюда проник? – Бассо поспешно поднялся с пола.
– Вошел через дверь.
– Ну, конечно, как же я сразу не догадался, – медвежатник улыбнулся, но тут же добавил с тревогой. – Дженивер…
– Все в порядке.
Бассо приблизился к решетке, взявшись за прутья.
– В который раз мы меня выручаешь, друг, а?
– Рано радуешься. Пока ты еще сидишь здесь.
– Что верно, то верно… – Бассо с силой сжал прутья, задумчиво глядя в сторону выхода. – Слушай, ключ должен быть у такого наглого, толстощекого механюги, коротышка с раздутым от эля животом, не перепутаешь. Он пару раз заходил сюда, вертя им на пальце передо мной, и ухмылялся. Эх, окажись я с ним один на один, всю душу бы вытряс…
– Хорошо, я найду его, – Гарретт уже развернулся, а потом добавил: – Кстати, что это за шутка с бассейном под твоим сараем?
Бассо смутился.
– Извини, старина, как-то вылетело из головы. Но тебе же не раз приходилось лазать по пещерам и чему похуже.
– Да, но в плане ничего не говорилось про «затопленную наполовину грязной водой» пещеру.
Бассо ухмыльнулся.
– Будем считать это местью за Крагслефт.
– Ладно мститель, рассчитаешься ящиком ванвернонского, – подмигнул вор.
– Удачи, Гарретт! И, пожалуйста, оставь кого-нибудь из этих ублюдков и мне…

<…>
Священнику Мальтусу удалось собрать немного людей для противостояния ведьме. Всего заговорщиков было семеро: хаммериты, брат Тревор и брат Сэмюэль, Брайан, стражник судьи, Стивен, сапожник, Мэттью, торговец овощами, Винсент из Городской Стражи, и мальчишка Девид, помощник пекаря. Еще с ними был Ричард, охранник механистов, чтобы остававшийся в комплексе. Немного, но лучше чем ничего.
Теперь когда Мальтус погиб, руководство операцией легко на брата Тревора и Гарретта. Первый отвечал за штурм здания, второй - за разведку и диверсию внутри комплекса.



(http://henriksundholm.deviantart.com/art/University-Main-Building-II-172979077)

<…>
– План такой. Гарретт с Бассо проникают в комплекс механистов и отключают систему безопасности. Когда механический наблюдатель у главного входа погаснет, брат Сэмюэль выпускает одержимых, а Дэвид выманивает их на площадь, привлекая внимание стражников. Дальше мы врываемся в здание и выносим механистов. Задача непростая и требует слаженности всех участников. Это нас единственный шанс и шанс для всего города. Пока Майя не будет остановлена, сила проклятья не угаснет.

<…>
Люди выглядывали из-за окон темного холла, осматривая периметр. Вся площадь перед зданием механистов довольно хорошо освещалась и патрулировалась дюжиной стражников, но одержимых должно было хватить, чтобы разогнать их.
Заговорщики почти не дышали. И вдруг ярко-зеленая лампочка наблюдателя погасла, и он замер.
Дэвид повернулся к остальным.
– Ну, что, начинаем? – преодолевая волнение, тихо произнес он.
Брат Тревор обвел всех быстрым суровым и испытывающим взглядом.
– Все готовы, надеюсь? Знайте же, что у нас нет права на ошибку! Или мы сделаем это сейчас, или проклятая ведьма добьется своего.
– Готов, – ответил Стивен.
Остальные кивнули.
– Тогда начинаем, – тоже кивнул Тревор, и дал знаки Дэвиду и брату Сэмюэлю. – Остальные – на кухню.
Сэмуэль тотчас бросился в подвал, а Дэвид занял позицию на лестнице.
Услышав топающие шаги Сэмюэля, одержимые заревели и заколотили в дверь кладовки. Сэмюэль просунул ключ в замочную скважину и, сделав глубокий вдох, быстро провернул его.
Но, даже не смотря на свою готовность, он не успел сразу отскочить от мгновенно выбитой двери, и едва удержался на ногах, когда та шарахнула его по носу. Одержимые толпой посыпали вперед.
Давая Сэмюэлю спрятаться в соседней кладовке, Дэвид запрыгал на месте, размахивая руками и дразня толпу, чтобы те устремились за ним.
К сожалению Дэвиду не удалось убедиться, успел ли его напарник уйти, поскольку толпа уже неслась по лестнице, и ему нужно было срочно бежать.
Выпрыгнув на улицу, он заорал, что было мочи, направляясь к стражникам.
– Стража! Спасите! Одержимые идут!
Один за другим те появлялись в дверном проеме. А Дэвид несся прямо через центр площади на другой ее конец.
Все патрульные и несколько механистов, стоявших у входа в комплекс, тотчас бросились на крики. Но, увидев толпу зараженных, отступили, обнажив оружие. Трое механистов, примкнули к стражникам, чтобы помочь отбиться от агрессоров, а один побежал обратно к комплексу, вероятно, Ричард.
Путь к зданию освободился, и нужно было незамедлительно действовать.
Выйдя из кухни, Брат Тревор услышал крики Сэмюэля снизу. Тот по-прежнему сидел в своем убежище, не рискуя попасть в лапы одному из одержимых, отбившемуся от остальной толпы.
Тревор подлетел к безумцу сзади, наотмашь сбив его с ног молотом.
– Скорее, брат! – возбужденным голосом позвал он Сэмюэля и бросился обратно по лестнице.
Первая часть плана сработала практически идеально. Все до последнего стражники сбежали с постов, и Тревор с группой свободно ринулись к комплексу.
Когда люди подошли к турелям, им стало не по себе. Включись сейчас хоть одна, вся группа бы упала в считанные секунды. Но те стояли неподвижно, ни издав не звука, когда один за другим люди пробегали мимо них. Стивен, идя последним, установил перед входом тепловую бомбу-вспышку, чтобы наверняка отрезать отошедших механистов или стражников от здания.




(http://henriksundholm.deviantart.com/art/University-Main-Building-II-172979077)

По знаку Тревора обе массивные створки входа одновременно отворили, и саботажники ворвались в холл. Зазевавшийся около входа механист и рта не успел открыть, как Тревор размозжил ему череп.
Однако внезапное вторжение не застало защитников врасплох. Вероятно, ведьма сразу заподозрила, что система безопасности была выведена из строя отнюдь не случайно, и приняла необходимые меры.
На широком балконе над холлом, у самой двери в покои ведьмы, караулили пол десятка арбалетчиков. И хотя они не держали парадный вход под прицелом, они почти сразу открыли огонь.
Мэттью тут же упал замертво. Его меч с оглушающим звоном запрыгал по мраморному полу, прочь от хозяина. Раненый в ногу Тревор завалился на тело механиста. Сэмюэль, едва переступив порог здания, тут же отскочил обратно, прячась за дверную створку. Несколько стрел отрикошетили от стальной двери, защитившей его.
Не давая механистам, перезарядить арбалеты, Стивен и Брайан швырнули бомбы-вспышки в балкон и закрыли глаза. Атака тут же прекратилась, и Брайан потащил Тревора в помещение рядом, а Винсент, пригнувшись и прикрываясь щитом, бросился по лестнице наверх.
Механисты с обожженными глазами спрятались за балконным ограждением. Их судьба была уже предрешена. Оставшиеся саботажники без труда добили бы ослепших стражей.
Услышав бодрый призыв к атаке Винсента, Сэмюэль бросился внутрь.
Вдруг на конце лестницы из-за стены показалась молодая арбалетчица, а в следующее мгновение Стивен вскрикнул и выронил бомбу себе под ноги.
Появившийся на пороге Сэмюэль и выбегавший из смотровой Брайан схватились за глаза. Почти добравшийся до балкона, Винсент получил стрелу в живот и с грохотом покатился обратно.
 – Проклятье, – напряженно выругался Гарретт, наблюдая за балконом из-за статуи, и натянул тетиву.
Гарретт не уважал кровопролитие в своем деле, и особенно, когда это была кровь женщин и детей.  Но сейчас только от него зависел исход штурма.
– Дорогуша, это тебе больше не понадобиться… – произнес он и выпустил стрелу.
 Ничего не понявшая механистка вскрикнула, теряя арбалет с оставшемся в нем указательном пальцем, и отлетела к стене.
Приготовив меч и бомбу-вспышку, Гарретт проскользнул к лестнице и аккуратно перешагнул через тело Винсента. Оставшиеся помощники были выведены из строя, и предстояло разобраться с механистами самостоятельно.
Обезоруженная арбалетчица, привалившаяся к стене и скулящая от боли, поползла в сторону. Она явно больше не собиралась сражаться.
– Стой, вор! – раздался позади суровый голос брата Тревора. Не смотря на рану в ноге, он быстро догнал Гарретта и обошел его. – Держись за мной, на тебя вся надежда.
Тревор яростно заревел и, занеся за голову свой огромный молот, словно пушинку, бросился к механистам. Все пятеро по-прежнему ничего не видели, скрываясь за балконным ограждением, но самый ближний к лестнице, все же поднялся на боевой клич врага и выпустил стрелу наугад, ранив Тревора в плечо. Однако могучий хаммерит, даже не вздрогнув, подлетел к врагу и расколол ему череп. Остальные механисты отпрыгнули в угол, навалившись друг на друга, и попросили пощады.
– Не надо, – вмешался Гарретт, обходя Тревора. Вор быстро сбросил все арбалеты и перегнулся через ограждение. – Бассо, сюда!
– Гарретт! – отозвался тот и побежал к остальным. – Я здесь, что будем делать?
– Держи, – Гарретт вручил ему последний арбалет. – Присмотришь за ними, а мы нанесем визит виновнице торжества.
– Хорошо, я все сделаю.
– Боже… – донесся из коридора испуганный голос Ричарда, прятавшегося в секретарской, пока шло сражение.
– А, вот ты где, – ехидно произнес Гарретт. – Что, дружок, непривычно видеть парня с размозженной черепушкой?
– Хватит разговаривать, – рявкнул брат Тревор. – Уведите отсюда пленных.
Ричард с Бассо перевели и заперли всех механистов в комнате отдыха, потом перевязали раны Тревора и спрятали Брайана с Сэмюэлем в безопасном месте, пока к ним не вернется зрение. Гарретт наблюдал за дверью ведьмы, а раненый Тревор – за главным входом.
К тому времени потасовка снаружи тоже прекратилась. На площади лежали тела дюжины одержимых и стражников. Остальные разбежались, и где-то дальше на улицах раздавались крики и вопли.


<…>
– Выходи, Майя, все кончено.
Одним сильным ударом от вышиб дверь и саботажники ворвались в кабинет ведьмы.
К их удивлению, она сидела за столом и была абсолютно спокойна. Разумное поведение при виде вооруженных людей.
– Мы пришли по твою душу, ведьма, – с издевкой произнес Тревор.
– Отдавай амулет, – хладнокровно произнес Гарретт.
В ответ ведьма надменно захохотала.
– Ты не представляешь, во что взялся, вор! Даже с амулетом ты не остановишь Темную Сестру.
– Я жду, – холодно повторил Гарретт.
Ведьма поднялась, сняла с шеи амулет и с пренебрежением швырнула Гарретту в ноги.
– Надеюсь, ты не думаешь, что так легко отделаешься за свои грехи, еретичка? – спросил Тревор.

<…>
– Что же теперь будет? – с тревогой спросила Дженивер.
Гарретт пожал плечами, опустошил свой бокал и поднялся.
– Посмотрим, что скажут Хранители. Я оставлю эти сувениры им для ознакомления, а сам засяду на дно. Советую и вам убраться из города.
– Спасибо за помощь, дружище и прости, что втянули тебя в это, – сказал Бассо.
– Береги себя, Гарретт, – пожелал Дженивер.




Оффлайн Zoro

  • Мастер Теней
  • Сообщений: 3180
  • eh...
Семь Сестер
« Ответ #1 : 12 Ноября 2012 14:37:20 »
 :up: Круто!
В разработке: Project Charlotte

Оффлайн Glypher

  • Хранители
  • Член Гильдии Воров
  • Сообщений: 1148
  • Glyphwarden
Семь Сестер
« Ответ #2 : 12 Ноября 2012 14:58:38 »
 :applause: :up:
...only we know the secrets of the Glyphs...only we know the truth... - Keeper Archives

"To shape a glyph is to shape History." - Caduca

Онлайн Xionus

  • Тень
  • Сообщений: 7548
  • Странный и невероятно бесполезный враг Грондовала
Семь Сестер
« Ответ #3 : 12 Ноября 2012 16:54:27 »
Атмосферненько, и Гарретт нарисован во всяких разных интересных ракурсах: он не прочь и гравюрный ежемесячник с изгибами красоток поразглядывать (интересно, каким тиражом его вырезают?  :sly:), и в команде поработать. В общем, как в старой советской пассивной передаче - "В каждом фанфике - Гарретт", причем свой  ;)
« Последнее редактирование: 12 Ноября 2012 19:18:35 от Xionus »
KAKOE CMEPTHOE 3HAMEHbE
TEMHEET, HA CTPOKE 3ACTbIB ?
HET CHA, HET CTPAXA, ECTb COMHEHbE
B TOM, KAK B3PEBET HA MOPE B3PbIB.

Оффлайн Kolsy

  • Член Гильдии Воров
  • Сообщений: 1124
Семь Сестер
« Ответ #4 : 12 Ноября 2012 17:51:07 »
неплохо.  :up:

Оффлайн zireal

  • Домушник
  • Сообщений: 350
Семь Сестер
« Ответ #5 : 12 Ноября 2012 22:35:05 »
Определенно хорошая работа, картинки удачно дополняют объем текста.
Еще не играл, а уже интересно: сцена в кабаке - идея автора произведения или?
 
-Всё-таки было бы проще оглушить и его.
-Ну да, но я по-прежнему думаю, что гора бесчувственных тел привлекала бы к себе слишком большое внимание.

Оффлайн Soul_Tear

  • Мастер Теней
  • Сообщений: 4730
Семь Сестер
« Ответ #6 : 13 Ноября 2012 08:44:21 »


Еще не играл, а уже интересно: сцена в кабаке - идея автора произведения или?

Советую поиграть, ведь именно увлекательность и качество миссии меня и сподвигло на писанину.
Таверна моя, в игреписьмо внутри инфо-файла, а действие начинается с прыжка в бассейн

интересно, каким тиражом его вырезают?

В журнале публикуются печатные оттиски с гравюр :)
« Последнее редактирование: 13 Ноября 2012 14:05:50 от Soul_Tear »